+7 (495) 332-37-90Москва и область +7 (812) 449-45-96 Доб. 640Санкт-Петербург и область

Предмет ведения субъектов рф статья 73

Предмет ведения субъектов рф статья 73

Гумбольдта, г. Несмотря на то что Россия по своему территориально-правовому устройству является федерацией, автором данной статьи высказывается точка зрения о том, что многие проблемы децентрализации в нашей стране не решены. Одним из ключевых вопросов в этой связи является вопрос о наличии исключительной компетенции субъектов Российской Федерации. Автор тщательно анализирует положения Конституции и федерального законодательства, чтобы дать ответ на вопрос: действительно ли Конституция практически не закрепляет никаких полномочий за субъектами Российской Федерации? Федерализм, или вопрос минимального стандарта децентрализации Федерализм подразумевает наличие принципа децентрализации.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

Разграничение предметов ведения и полномочий в РФ.

Статья 73 Конституции РФ

Гумбольдта, г. Несмотря на то что Россия по своему территориально-правовому устройству является федерацией, автором данной статьи высказывается точка зрения о том, что многие проблемы децентрализации в нашей стране не решены.

Одним из ключевых вопросов в этой связи является вопрос о наличии исключительной компетенции субъектов Российской Федерации. Автор тщательно анализирует положения Конституции и федерального законодательства, чтобы дать ответ на вопрос: действительно ли Конституция практически не закрепляет никаких полномочий за субъектами Российской Федерации?

Федерализм, или вопрос минимального стандарта децентрализации Федерализм подразумевает наличие принципа децентрализации. Выполнение одних обязанностей и функций государства осуществляется центром, то есть федерацией, других - региональными структурами, являющимися вторым уровнем государственности. Различные государства выбрали для себя федеративную структуру: существуют относительно маленькие федерации с гомогенным населением, такие, как Австрия, и очень большие с гетерогенным населением - Бразилия, Индия или США.

Среди крупных государств с многочисленным населением существует только одно, не являющееся федерацией, - это Китайская Народная Республика. Федеративные системы, как показывает практика, имеют преимущества перед унитарными ввиду их большей гибкости, которая объясняется обусловленной децентрализацией возможностью приспосабливаться к различным обстоятельствам, а также из-за большего демократического потенциала федерализма. Исходя из вышесказанного, следует поприветствовать тот факт, что Россия, являющаяся территориально самым большим государством с гетерогенным населением, выбрала федеративную структуру.

Удивление возникает, если проанализировать содержание российского федерализма. На первый взгляд, в отношении степени децентрализации ситуация выглядит неудовлетворительной как на уровне Конституции Российской Федерации, так и на уровне законодательства: уже в самой Конституции федерализм закреплен весьма централизованным. Так, например, складывается впечатление, что все существенные предметы ведения находятся у центра, а реализация предметов совместного ведения не ограничена какими бы то ни было правовыми условиями это мы будем подробно рассматривать далее.

Совет Федерации не имеет права абсолютного вето в отношении проектов федеральных не федеральных конституционных законов; Конституция не требует, чтобы в Совет Федерации входили действительно влиятельные представители субъектов Федерации. С финансовой точки зрения, Конституция не закрепляет за субъектами возможность получения достаточных собственных доходов и не защищает их от "распродажи" со стороны центра.

Собственной судебной системы в субъектах Федерации практически не существует; таким образом, на региональном уровне отсутствует третья ветвь власти. Действующее законодательство еще больше усугубляет и без того слабое положение субъектов, и в целом ряде случаев Конституционный Суд Российской Федерации "благословил" эту тенденцию. В качестве примера можно привести Федеральный закон от 6 октября года N ФЗ "Об общих принципах организации законодательных представительных и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и его редакцию по состоянию на декабрь года.

Закон устанавливает очень далеко идущие и детализированные возможности вмешательства центра в деятельность исполнительной и законодательной власти субъектов Федерации. В области законотворчества по предметам совместного ведения большинство полномочий субъекты были вынуждены передать Федерации, что свело выполняемую ими функцию к строго контролируемому исполнению федеральных законов.

Ситуацию не изменили и недавно внесенные в этот Закон поправки. Губернаторы и президенты субъектов Федерации фактически назначаются Президентом РФ. Косвенно, с помощью связанной с процедурой замещения постов глав исполнительной власти субъектов возможностью роспуска местных парламентов, Президент РФ контролирует и региональные законодательные органы. В конце года Конституционный Суд РФ признал это нововведение конституционным.

В Совете Федерации органе, призванном представлять интересы субъектов на федеральном уровне больше не заседают влиятельные представители регионов; изменение порядка формирования состава Совета Федерации привело на практике к тому, что направление представителей из региона и для региона со стороны исполнительных и законодательных органов власти субъекта стало необязательным: в палату попадают политики из Москвы, не имеющие устойчивых связей с регионами и их интересами.

Кроме того, Президент РФ контролирует состав членов Совета Федерации: главы исполнительной власти вряд ли могут отклонить указания Президента РФ в отношении назначения представителей в верхнюю палату, так как им грозит отстранение от должности ввиду утраты доверия Президента. В области сбора налогов у субъектов Федерации больше нет права собственного налогового финансирования , большая часть прибыли от использования ценных природных ресурсов направляется в центр, что приводит к зависимости регионов от него.

Даже по таким символическим вопросам, как, например, использование латинского алфавита для национальных языков республик выбор государственного языка все же является гарантированным статьей 68 Конституции РФ правом, которое должно включать в себя и выбор языка написания , федеральный законодатель высказался против и получил поддержку Конституционного Суда РФ.

ВКС РФ. Конституционный Суд Российской Федерации: Постановления. Показателем федерализации федеративного или даже не федеративного государства должен быть достигнутый уровень децентрализации. Основываясь на данном критерии, следует заметить, что дела у российского федерализма идут плохо. Этого мнения придерживаются многие западные ученые , и было бы наивно закрывать глаза на сложившуюся общую ситуацию. Тем не менее здесь следует подробнее рассмотреть сферу совместной законодательной компетенции Федерации и ее субъектов.

Действительно ли Конституция РФ не закрепляет за субъектами практически никаких полномочий? Если же Конституция закрепляет за ними определенный объем компетенции, то как следует относиться к Федеральному закону N ФЗ? Однако она за счет автономных статутов ее регионов достигла такой степени децентрализации, что многие федерации могут этому только позавидовать; ввиду особенностей испанской Конституции, дающей регионам возможность забирать себе полномочия у центра, еще не достигнут окончательный уровень децентрализации.

Brunner G. Der russische Foderalismus: Bilanz eines Jahrzehnts. Munster: Lit, ; Kahn J. Federalism, Democratisation and the Rule of Law in Russia. Federalism and Democratisation in Russia.

Manchester: Manchester University Press, Конституционное распределение полномочий в области законодательства В отношении распределения полномочий в сфере законодательства российская Конституция пользуется принципом, знакомым и другим конституциям: она определяет компетенцию субъектов Федерации в статье 73, которая не подлежит применению, если Конституция уже регулирует конкретный предмет в других статьях.

Подобные исключения приведены в статьях 71 и 72 Конституции, а также в некоторых других конституционных положениях. В статье 71 определен перечень предметов, находящихся в ведении Федерации; в статье 72 названы предметы, находящиеся в совместном ведении Федерации и субъектов, без определения того, что же, собственно, следует понимать под совместным ведением.

Порядок осуществления компетенции в рамках статей 71 - 73 Конституции РФ урегулирован в статье Наряду с этим существуют также отдельные конституционные положения, указывающие на необходимость регулирования того или иного вопроса в форме федерального или федерального конституционного закона и устанавливающие таким образом исключительную компетенцию Федерации вне предметов ведения, упомянутых в статьях 71 - 73, и других норм Конституции РФ.

Таким образом, существует два направления для поиска исключительной компетенции субъектов Федерации. Первое - это списки предметов ведения статей 71 и 72 Конституции РФ, а точнее, те области государственной деятельности, которые не упомянуты ни в этих статьях, ни в специальных конституционных положениях и, следовательно, охвачены "субсидиарной" компетенцией, предусмотренной статьей Вторым направлением для поиска является статья 76 Конституции: вопрос здесь заключается в том, оставляет ли эта статья субъектам Федерации какие-либо области регулирования по предметам, находящимся в совместном ведении.

Установить это было бы возможно, если бы осуществление Федерацией полномочий по предметам совместного ведения ограничивалось определенными условиями, при несоблюдении которых регулирование в этих областях входило бы соответственно в компетенцию субъектов, как это предусматривается в конституциях других государств. Списки предметов ведения, установленные в статьях 71 и 72 Конституции РФ При ознакомлении с перечнями предметов ведения, приведенными в статьях 71 и 72, бросается в глаза то, что, несмотря на некоторую разницу в формулировках, законодатель закрепил отдельные вопросы одновременно и в качестве предметов ведения Федерации, и в качестве предметов, находящихся в совместном ведении Федерации и субъектов.

Так, например, в пункте "в" статьи 71 Конституции РФ определено, что "регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина" является предметом ведения Федерации, при этом пункт "б" части 1 статьи 72 относит "защиту прав и свобод человека и гражданина" к предметам совместного ведения.

То же самое имеет место и в случае с "регулированием и защитой прав национальных меньшинств" и "защитой прав национальных меньшинств". Единственная возможность толкования, позволяющая избежать пересечения соответствующих положений Конституции, - это акцент на разнице между регулированием и защитой, с одной стороны, и защитой - с другой; однако такое различие является не слишком практичным.

Есть и другие примеры возможного пересечения статей 71 и 72 Конституции РФ, хотя они и не вполне очевидны. В конце концов, не следует забывать, что даже в самой статье 72 имеются пересечения двойное регулирование : примером может служить охрана окружающей среды, упомянутая в пункте "д" и появляющаяся еще раз как полномочие законодательной деятельности в пункте "к".

Все это говорит о том, что указанные положения могли быть недостаточно продуманы законодателем хотя перечни предметов ведения практически без изменений вошли в Конституцию РФ из Федеративного договора года, то есть проблема не могла возникнуть по причине недостатка времени, находившегося в распоряжении Конституционного совещания. При толковании рассматриваемых норм необходимо учитывать возможные ошибки законодателя и, используя общие принципы толкования, исходить из более широкого объема прав там, где соответствующие положения не имеют смысла.

Однако в этом мало смысла, так как если даже пункт "б" части 1 статьи 72 Конституции РФ понимать как положение, регулирующее обеспечение защиты прав и свобод, то это обеспечение трудно представить себе без административного нормотворчества, унифицирующего применение права.

Потенциальными пересечениями являются "судебная система и прокуратура" п. I Федеративного договора - "статус и защита государственных границ"; п. Договоры с другими субъектами содержат аналогичные положения.

Ограничение полномочий Федерации по конкретным предметам ведения Первым направлением для поиска исключительной компетенции субъектов являются ограничения некоторых полномочий в списке предметов совместного ведения, закрепленном в статье 72 Конституции РФ. Так, пункт "е" части 1 данной статьи определяет "общие вопросы воспитания, образования, науки, культуры, физической культуры и спорта" как предмет совместного ведения Федерации и субъектов.

Если же сделать обратный вывод, то получится, что конкретные вопросы в этой области находятся в исключительной компетенции субъектов. В пункте "и" говорится об "общих принципах налогообложения и сборов в Российской Федерации", а в пункте "н" - об "общих принципах организации системы органов государственной власти и местного самоуправления".

Статья 71 Конституции РФ, регулирующая область исключительной компетенции Федерации, тоже содержит такой вид ограничения полномочий: согласно пункту "ж" этой статьи, "основы ценовой политики" являются предметом ведения Федерации. То есть за пределами этих основ, согласно статье 73 Конституции РФ, начинается сфера исключительной компетенции субъектов.

Другой вид ограничения полномочий центра мы находим в пунктах "ж" и "о" части 1 статьи предметом совместного ведения здесь является "координация вопросов здравоохранения" и "координация международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации".

Таким образом, все, что в этих областях выходит за рамки осуществления координации, является исключительной компетенцией субъектов. Что же следует понимать под общими вопросами или общими принципами; что такое координация и что выходит за ее пределы? Уточнение этих понятий - это задача российского законодателя, а в случае возникновения спора - Конституционного Суда РФ; поэтому я здесь выражаю только некоторые осторожные соображения. Что касается координации, то ответ достаточно прост: речь идет о гармонизации и согласовании в принципе самостоятельной деятельности субъектов Федерации.

Вполне возможно, что в области здравоохранения Федерация имеет право на установление определенных принципов и обязанностей передавать федеральному центру сведения, необходимые для обеспечения обслуживания населения в общих и специализированных медицинских учреждениях; можно представить себе и допустимость определенных санкций за невыполнение координационных предписаний. В области международных и внешнеэкономических связей субъектов федеральный законодатель издал подобный координирующий Закон.

Некоторые его положения за исключением ограничения установления субъектами международных и внешнеэкономических связей и частично слишком далеко идущих возможностей федерального вмешательства являются хорошим примером ограниченного гармонизирующего федерального регулирования международной и внешнеэкономической деятельности субъектов.

Ваш IP-адрес заблокирован.

Предмет ведения субъектов РФ 2. Общие положения След. Предметы ведения и полномочия субъектов РФ по вопросам совместного ведения с РФ. Эта группа предметов ведения характеризуется тем, что в определенных пределах реализуют свои полномочия и РФ, и субъекты РФ ст.

Модуль 1. Учебное пособие

Предметы ведения и полномочия субъектов РФ по вопросам совместного ведения с РФ. Эта группа предметов ведения характеризуется тем, что в определенных пределах реализуют свои полномочия и РФ, и субъекты РФ ст. В пункте 2 ст.

Дата направления статьи в редакцию: Аннотация. Методологическую основу статьи составили формально-логический, интерпретационный, логический, компаративистский методы исследования. Формально-юридический, логический и интерпретационный методы использовались при анализе конкретного содержания правовых предписаний, касающихся вопросов структурирования принципов разграничения предметов ведения и полномочий между РФ и субъектами РФ.

Комментарий к Ст. Содержание статьи находится в системной связи со ст.

Принятие в Российскую Федерацию и образование в ее составе нового субъекта осуществляются в порядке, установленном федеральным конституционным законом. Статья 66 1. Статус республики определяется Конституцией Российской Федерации и конституцией республики.

В поисках исчезнувших исключительных полномочий субъектов Российской Федерации

В случае противоречия между федеральным законом и нормативным правовым актом субъекта Федерации, изданным по предметам ведения субъекта, действует нормативный правовой акт субъекта РФ ч. Следовательно, федеральные органы государственной власти не вправе осуществлять правовое регулирование вопросов, не относящихся к ведению РФ и совместному ведению РФ и ее субъектов. Однако субъект Федерации, обладая всей полнотой государственной власти вне пределов ведения РФ и полномочий РФ по предметам совместного ведения, вправе в случае согласия органов государственной власти РФ делегировать конкретные предметы собственного ведения в совместное ведение с Российской Федерацией на основании договора о разграничении предметов ведения и полномочий. Конституция содержит и другие гарантии самостоятельного осуществления субъектами РФ "всей полноты" государственной власти по предметам их ведения.

.

Учебное пособие по курсу "Правоведение"

.

.

Федерализм и законодательство субъектов Российской Федерации (DE LEGE 73 Конституции ФРГ относит к ведению Федерации вопросы внешних В частности, в ст Конституции России закреплены предметы ведения.

.

.

.

.

.

Комментарии 0
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. Пока нет комментариев.